Новости


Популяционная генетика: Раскрыта тайна русского генофонда


Результаты оказались неожиданными: по сути, русский этнос генетически состоит из двух частей — коренное население Южной и Центральной России родственно с другими народами, говорящими на славянских языках, а жители Севера страны — с финно-уграми. И второй довольно удивительный и, можно даже сказать, сенсационный момент — типичного для азиатов (в том числе, пресловутых монголо-татар) набора генов ни в одной из русских популяций (ни в северной, ни в южной) в достаточном количестве не обнаружено. Получается, поговорка «поскреби русского — найдешь татарина» не верна.

Кроме того, оказалось, что наши братья-славяне — белорусы, украинцы и поляки — отличаются от нас не только по языку, но и на генетическом уровне. Совсем немного — от русских из центральных и южных областей, чуть сильнее — от северян. Выходит, что в центре России, на Украине, в Белоруссии и Польше были самые ранние поселения славян, а уж оттуда-то пошла «южная» волна освоения окрестных земель, заселенных другими народами. От другой — «северной» волны славян, как теперь уверенно говорят археологи, происходит население древнего Новгорода, и это тоже стало причиной своеобразия северного русского генофонда. Вряд ли найдется сегодня в мире хоть одна нация, сохранившая «чистоту крови» — племена воевали, объединялись в союзы, переселялись на новые места... В результате говорить о более или менее этнически «чистых» народах просто невозможно! Но выяснить, как, из каких народностей формировались сегодняшние национальности, наука способна.

Один из участников исследования и автор статьи о происхождении русского генофонда, сотрудник лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАМН Олег БАЛАНОВСКИЙ рассказал «КП» о генах и корнях русского и некоторых других народов, населяющих Россию.

- Олег Павлович, как родилась идея провести такое исследование?

- Генетические исследования народов начались в нашей стране еще в 30-е годы. Во времена гонений на генетику они отошли в тень, но потом возобновились с новой силой: изучались народы Кавказа и Памира, Средней Азии и особенно малые народы Сибири. Но вот русским не повезло, потому что большие народы считались не таким интересным объектом. Впрочем, разрозненные исследования русских популяций проводились всегда.

В 2000 году наш коллектив собрал в общую базу данных всю накопленную информацию, а с 2001 года мы проводим собственные экспедиции для изучения генофонда русского народа. Сейчас эта работа почти завершена — выходит монография «Русский генофонд на Русской равнине».

Главная причина, зачем мы изучаем генофонд русского народа, — хочется узнать, как устроен русский генофонд, и попробовать по современным чертам восстановить его историю.

- Как проходил отбор материала для работы?

- Мы обследуем представителей коренного русского населения. Ограничений три.

1. Изучаются только мужчины — потому что у женщин нет Y хромосомы, а как раз эти гены особенно информативны.

2. Мы обследуем только одного человека из большой семьи — ведь у родственников гены заведомо похожи.

3. Коренным населением считаются те люди, оба дедушки и обе бабушки которых происходят из данной местности.

Мы выбираем для изучения села и небольшие города. Каждому добровольцу рассказываем о целях исследования, записываем его родословную и берем образец крови. Как правило, люди живо интересуются генетикой. Тем более что мы каждому обещаем выслать его личные результаты — «генетический паспорт». Такие анализы проводят многие западные компании, и стоят они дорого, но наши обследованные получают их совершенно бесплатно. Вот сейчас нам предстоит разослать больше тысячи писем, сообщив людям, какой вариант Y-хромосомы они получили от своих предков и где, в какой местности, эти предки могли жить.

И знаете, почти везде повторяется одна и та же история — медсестры, которые берут кровь, под конец просят: «Хоть вы и не берете образцы у женщин, но возьмите у моего брата (сына, отца). По их анализам и я о своих предках узнаю». Так что наша работа интересна не одним ученым.



- Почему, несмотря на длительное монголо-татарское иго, на русском генофонде не сказался этот след?

- Как ни странно, он не особо сказался и на татарах. Ведь даже по своему облику татары Поволжья больше похожи на европейцев, чем на монголов. Отличия русского генофонда (почти полностью европейского) от монгольского (почти полностью центрально-азиатского) действительно велики — этo как бы два разных мира. Но если говорить не о монголах, а о татарах, с которыми чаще всего и имели дело русские княжества, то отличия их генофонда от русского не такие уж и большие. Татарский генофонд, пожалуй, еще сложнее и интереснее русского, мы уже начали его изучать. В нем есть, конечно, доля монголоидного генофонда, пришедшего из Центральной Азии. Но еще большая доля того же финно-угорского. Того населения, что жило на этих землях еще до славян и татар. Как славяне ассимилировали западные финно-угорские племена, так же предки татар, чувашей и башкир ассимилировали восточных финно-угров.

Так что различия между русским и татарским генофондом хотя и есть, они вовсе не колоссальные — русский полностью европейский, а татарский — по большей части европейский. Это, кстати, затрудняет нашу работу — маленькие различия труднее измерять.

- С кем еще, кроме татар, мог перемешаться русский генофонд?

- Кроме татаро-монгольского ига, охватившего восточную половину нынешней Центральной России, вся западная половина входила в Речь Посполиту — почему бы не поискать в русском генофонде и следы польского владычества? А Кавказская война? Сколько горянок стали женами казаков, сколько горцев служили в российской армии? А мирное соседство больше, чем любые войны, способствует взаимопроникновению генофондов.

Мы сделали вывод, и он был многократно подтвержден, что в русском генофонде практически нет следов из Азии, из-за Урала. А вот в пределах Европы, будь то поляки, финно-угры, народы Северного Кавказа или современные татары (не монголы), генетические влияния многочисленны. Некоторые из них обнаружены, другие изучаются, а третьи — дело будущего — история, даже генетическая, пишется подолгу.

- А у современных татар есть славянские гены?

- Нет генов славянских, нет генов татарских — гены старше славян и татар... Та гаплогруппа, которая в Европе характерна для славян (хотя встречается и у других европейцев), очень часта также в... Индии. Эта гаплогруппа родилась тысячи лет назад и была очень частой у предков скифов. Часть этих праскифов, живших в Средней Азии, завоевала Индию, установив там кастовую систему (высшей кастой стали сами завоеватели). Другая часть праскифов жила в Причерноморье (нынешняя Украина). Эти гены и дошли до славян. А третья часть праскифов жила на востоке, в предгорьях Алтая и Тянь-Шаня, и их гены сейчас встречаются у каждого второго киргиза или алтайца. Вот и получилось, что эта гаплогруппа такая же славянская, как и киргизская или индийская. Все народы в какой-то степени родственны друг другу.

Что же до татар, то у них эта гаплогруппа (древних скифов) составляет не половину генофонда, как у русских, а примерно четверть. Но вот получили они ее с запада (от славян) или с востока (от алтайцев), пока мы не знаем. Со временем генетика ответит и на этот вопрос.




- Обрусел ли генофонд современных финно-угров, живущих в России?

- Посмотрим на это иначе. Всего несколько веков назад русские пришли в «финно-угрию» и, смешавшись с большинством здешних племен, образовали единый русский народ. Любая бабушка в деревне скажет вам, что она — русская. А то, что у одной прапрабабушка была красавицей темноволосой и черноглазой из славянского племени кривичей, а у другой — красавицей русой и голубоглазой из племени мурома, теперь уже и не важно. Генетики иногда могут установить такие особенности, но только по двум линиям из всей огромной родословной (одна чисто материнская — мама мамы и т. д., другая чисто отцовская — отец отца и т. д.), а по всем прочим линиям гены обоих племен давно перемешались.

Но до некоторых финно-угорских племен влияние русских княжеств не дошло, и русскими эти племена не стали. Да, они вошли в состав Московского царства, а после — Российской империи, но сохранили свой язык и самосознание народа. Это мордва, марийцы, удмурты, карелы... Конечно, в численном отношении русских сейчас больше — даже в наших финно-угорских республиках браки с русскими очень часты. Если дети от таких браков считают себя, к примеру, марийцами, это усиливает русский компонент в марийском генофонде. Но мы же знаем, что сам русский компонент в свое время включил в себя мощный финно-угорский пласт. И такое обрусение — во многом возвращение в финно-угорский генофонд финно-угорских же генов, побывавших какое-то время русскими. «Чистых» народов не бывает, как нет и этнических генов. А если дети от таких браков считают себя русскими — это лишь современное продолжение вхождения финно-угорского пласта в русский генофонд, которое началось тысячу лет назад.

- И знаменитый спокойный, нордический характер наших северян связан как раз с финно-угорским наследством?

- Нордический — это ведь и значит северный? А если серьезно, то связи между национальным характером и генофондом нет никакой. Многие генетики — и наши, и западные — пытаются найти связь между генами человека и его психофизиологией. Но успехи тут очень скромны, если не сказать более. Да и есть ли эта связь? Сомневаюсь.

- Но есть еще русские из центральных и южных областей России, их предки не осваивали Север и не мешали свою кровь с финно-угорской. Они кому близки генетически? Украинцам, белорусам, полякам?

- Это как раз те народы, которые генетически все очень близки друг к другу. Настолько близки, что устанавливать какую-то особую степень сходства очень трудно. Мы сейчас ведем эту большую работу, анализируя всех восточных славян. Если нам удастся понять устройство их общего генофонда, мы с удовольствием поделимся с вашими читателями.

- А отличаются ли западные украинцы от восточных?

- По этой теме в нашей лаборатории недавно была защищена диссертация. Отличия, конечно, есть. Если есть географическое расстояние, то обязательно появятся и различия в генофонде. В отношении восточных украинцев генетика лишь подтвердила то, что и так было известно антропологам: их генофонд сходен с южными русскими и с казаками (особенно по материнской линии), и сходен с другими украинцами (особенно по отцовской линии). А вот с западными украинцами пока непонятно: по разным генам они оказываются сходными то с центральными украинцами, то с восточными русскими, а то и с отдельными народами Европы, причем даже не соседними. Такое впечатление, что на Западной Украине, как на перекрестке, сошлось несколько разных генофондов древних племен. Поэтому надо продолжить исследование. Пока мы изучили там только два района, но если украинские власти заинтересуются и окажут поддержку, мы смогли бы изучить этот загадочный регион подробнее.



- Насколько схож генотип северных русских с заграничной финно-угрией — современными финнами, эстонцами? И с потомками скандинавских варягов — шведами, норвежцами?

- По разным генам получается по-разному. По Y-хромосоме (отцовская линия), население Русского Севера одинаково похоже и на финнов, и на эстонцев, и на мордву — на тех, кто говорит на финно-угорских языках. А вот с германоязычной Скандинавией — шведами и норвежцами — особого сходства нет.

Но есть другая генетическая система — митохондриальная ДНК (материнская линия), и по ней картина почти обратная: на финно-угорские народы северные русские не очень похожи. Не очень похожи они и на южных и центральных русских, зато почти такие же гены встречаются у женщин Скандинавии и Польши. Какому-нибудь романисту это дало бы повод придумать рассказ об удалых ватагах северных финно-угорских племен (славяне их называли чудью), которые добывали себе невест с далекой Балтики, пренебрегая соседними народами. А потом ни с того ни с сего они назвались русскими и примкнули к Новгородской республике. Но с точки зрения истории это бессмыслица. Так что лучше подождать анализа не по двум, а по десяти генетическим системам: тогда станет понятнее, кто на кого похож.

- Как соотносится роль языка, образа мышления с генофондом?

- Связь тут только историческая. Если я родился в деревне Центральной России, то я хожу в лаптях из лыка и я православный — просто потому что это традиционная одежда и религия. Так исторически сложилось. А если я родился в Центральном Китае, то я ношу шляпу из рисовой соломки, и вера у меня другая. Связь налицо, но согласитесь, что не лапти определяют религию. Вот точно такими же «лаптями» являются и гены — они свойственны коренному населению какой-то земли. У этих людей наверняка есть особенности в языке (ведь у каждой местности свои диалекты), но не в генах причина всех этих особенностей.

СПРАВКА «КП»

Как проводили исследование

Ученые для своего исследования отобрали образцы Y-хромосомы у 1228 русских мужчин, живущих в небольших городках и деревнях 14 районов России (на территории древнерусских княжеств), причем не менее чем в четвертом поколении.

Y-хромосома передается по мужской линии на протяжении тысячелетий, почти не изменяясь. Очень редко изменения все-таки происходят, и в результате этих случайных мутаций появились устойчивые признаки разных вариантов этой хромосомы — гаплогруппы. У населения разных концов планеты гаплогруппы совершенно различны. И по разновидности гаплогруппы можно судить, из какого географического региона происходит далекий предок по отцовской линии.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

У людей постарше и поколения «пепси» одни и те же гены

- У меня была одна история, — рассказывает Олег Балановский. — В поезде со мной разговорился попутчик и, узнав, чем я занимаюсь, стал убеждать меня, как важно сохранить русский генофонд — ведь сколько бабушек из поколения «Лебединого озера» хранили русские традиции, а их внучки из поколения «пепси» интересуются только западной модой. Пришлось объяснить, что у бабушки и внучки гены — одни и те же, гены от моды на балет или «пепси» не изменяются. Попутчик сразу все понял, погрустнел и сказал: «Если генофонд ни на что не влияет, зачем такой генофонд и сохранять!»

Я считаю, что генофонд сохранять нужно. Он может сохранить — внутри нас самих — память о нашей истории. Сохранить запас прочности для здоровья будущих поколений. Не дать нам забыть, что все люди — братья в буквальном, генетическом смысле.

Но в решении социальных или сиюминутно политических проблем генофонд бесполезен. Не для того он существует.

Источник: The American Journal of Human Genetics

07.04.2008

  Обратно к списку

 

Created by FORM'A © Общенациональная Ассоциация Генетической Безопасности